«У победы все друзья, а у поражения ты один»

Михалков Артём Никитич

«У победы все друзья, а у поражения ты один»

В Ейске прошел VI Российский кинофестиваль «Провинциальная Россия». Нам удалось взять интервью у Артема Михалкова, представителя творческой династии Михалковых. Говорили о кино, в первую очередь о его картине «Ставка на любовь». Конечно, задали вопрос о творческих планах, и, видимо, нас ждет классная спортивная драма про советского боксера в среднем весе!

- Вы приехали на кинофестиваль со своим фильмом «Ставка на любовь». Расскажите о нем и о том, почему Вы решили снять именно эту историю.

- «Ставка на любовь» - мелодрама, история любви. Конечно, на первый взгляд складывается ощущение, что история азартная и про покер, но на самом деле это история о взаимоотношениях, которые для меня было важно подробно показать в своем фильме.

У меня снимались много таких интересных и талантливых артистов, как Андрей Смоляков, Екатерина Шпица, Андрей Бурковский, Полина Максимова. Достаточно сильный и интересный каст, и мне кажется, для комедии он отлично подходит.

У нас была очень разная география съемок. Мы снимали и в Москве, и уезжали в Америку, и этот симбиоз разных мест, как мне кажется, еще больше украсил нашу картину.

На мой взгляд, это легкий фильм, который не надо глубоко копать, искать потаенные смыслы. Это такое кино, от которого можно получить удовольствие, посмотреть на классно играющих артистов.

- Расскажите, отличаются ли съемки фильма в России от съемок фильма в США: процесс, подготовка, административные тонкости.

- У каждого свои, наверное, порядки. В нашем случае у нас была дружная команда, которая делала кино, и нам было на самом деле все равно, где снимать, хоть на краю света, потому что тот творческий коллектив, который у нас был, и создавал это кино. То, что мы хотели сказать, то мы и снимали. И это очень важно.

Но везде есть свои нюансы, естественно, и были разные истории. Но в целом, я очень рад, что творческий костяк, который работал над всеми идеями, полностью отдал себя фильму.

- А какой эпизод во время съемок Вам запомнился больше всего?

- Много было разных интересных эпизодов. С Ованнесом (Ованнес Азоян - прим. ред.), главным актером, армянином, который играл Давида, регулярно происходили приключения. Например, машина проехала ему по ноге, и мы вызвали «Скорую», опасаясь, что он получил перелом. Но искусство его поддержало, и с ногой оказалось все в порядке. Осенью снимали лето и поливали его холодной водой, вместо дождя. Было очень холодно, но он не заболел. Был эпизод, когда Ованнес ехал с Андреем Бурковским на мотоцикле и шел страшный ливень, и было тоже очень холодно. У всех красные носы, а играли они лето, и никто не заболел. И вот все эти перипетии, которые складывались непосредственно с главным артистом, все болезни, все травмы, прошли мимо. Искусство – оно оберегало его от этих проблем.

Также вспоминается сцена, когда он на кухне поджигает себе рукав, из-за чего обжигает себе и руку. Ее обработали специальными спреями. Он через это все прошел. И когда оставался финальный день, кое-что надо было доснять, он сказал: «Нет, отпустите меня домой!». Мы сказали: «Нет, сначала снимем, а потом уже отпустим» (смеется).

- Совсем недавно, в марте этого года, Вы показывали свою картину в Лондоне. Как прошел показ? Как принял Ваш фильм иностранный зритель?

- Вы знаете, мне было приятно видеть полный зал и что в конце, после фильма, ко мне подходили разные, незнакомые люди, иностранцы, и мы говорили о фильме, о съемках, о производстве. Это было очень приятно, потому что кино - оно объединяет. И так как это был первый мой такой эксперимент - показ фильма в Лондоне в период таких непростых отношений, я понял, что через искусство, через кино, можно преодолеть многие преграды во всем мире. Поэтому, если есть искусство, оно созидает, и это очень важно.

- Какие у Вас творческие планы на будущее? Собираетесь ли и дальше реализовывать себя в режиссуре?

- У нас сейчас на повестке дня есть сценарий про великого советского спортсмена, боксера в среднем весе Валерия Попенченко. В него вошла биографическая история, которая поможет создать духоподъемное кино. Как раз сейчас уже имеются какие-то определенные договоренности. Мы начинаем осмысливать и продумывать пробы, кастинги. Очень хочется снять такую духоподъемную картину.

- В стиле «Рокки»?

- Знаете, у меня нет такого определенного референса, но это история про человека, который, грубо говоря: вот тебя бьют - и ты падаешь, потом тебя бьют еще раз - и ты еще падаешь, а потом настает момент, ты встаешь и наносишь ответный удар или сразу нокаут. В принципе, такую аллегорию можно проводить с нашей страной. Мы терпим, терпим, а потом наносим ответный удар - и лучше не попадаться.

- И последний творческий вопрос: что, на Ваш взгляд, самое сложное в такой профессии, как режиссер?

- Наверное, сложно то, что если кино не получилось, то виноват режиссер, а если кино получилось, то в этом не виноваты все. Грубо говоря, у победы все друзья, а у поражения ты один. Поэтому надо мириться с этим пониманием, что если кино, допустим, не получится, то только с тебя будут спрашивать. А если кино получилось, то все молодцы.

Беседовал Дмитрий Тищенко